charter змагары

К столетию одного политического эксперимента

Автор: spider.

К столетию одного политического эксперимента

В этом году Беларусь осталась единственной в мире страной, где на государственном уровне отмечается День Октябрьской революции. Ещё недавно был Кыргызстан, однако буквально на днях президент Алмазбек Атамбаев переименовал праздник и приурочил к дате восстания против Российской империи. Оно тоже состоялось 7 ноября, но годом раньше — в 1916 году.

Беларусь отличается не только выражением лояльности к историческим символам советской эпохи. Республика восприняла все рыночные структуры, но при этом сохраняет многие элементы социальной политики СССР. Государственные предприятия удерживают «командные высоты» в экономике. Отношения с соседями подчёркнуто бесконфликтные, в социалистическом духе дружбы народов.

 

 

 

К прошлой годовщине революции у здания Минского тракторного завода открыли памятник Ленину. Редкий случай на постсоветском пространстве, обычно статуи Владимира Ильича низвергают с пьедесталов.

 

Во всём заметно, что белорусское государство выстроено на союзном и советском фундаменте БССР. Не случайно Беларусь является и сооснователем Союзного государства. Скорее всего, с иной политико-экономической моделью отношения с Россией тоже были бы другими.

 

Не помогла бы даже зависимость от российского рынка. Во всяком случае, многим республикам это не помешало разорвать экономические связи себе же в ущерб. Родство русского и белорусского народа — тоже весьма эфемерная субстанция. Украинцы не дальше от русских, чем белорусы, а состояние отношений между государствами является диаметрально противоположным.

 

Как должное мы воспринимаем тот факт, что социалистические идеологии по умолчанию являются дружественными к России. Компартии в бывших республиках СССР никогда не скрывали своих пророссийских симпатий, нередко страдая за это и попадая под запреты или даже репрессии.

 

Только лишь потому, что коммунисты — это представители старшего поколения, которое помнит жизнь в Советском Союзе? Вряд ли. В 1917 году никто не знал будущего. Но в Гражданской войне именно советская власть оказалась той силой, которая во всех регионах распавшейся Российской империи выступала за спасение державы в новом формате — в виде Союза республик.

 

Обычно все лавры объединителей, равно как и все обвинения в зверствах Гражданской войны, достаются большевикам. Однако при внимательном рассмотрении событий столетней давности видно, что партия Ленина лишь плыла по течению. Главным союзным драйвером были не большевики, а советы.

 

Союзное большинство против элитного меньшинства

 

Хорошо известен парадокс 1991 года: «парад суверенитетов» состоялся в условиях, когда 89,8% граждан СССР на референдуме высказались за сохранение Союза. Нигде сепаратисты не имели поддержки большинства. Ни в одной республике. Даже там, где проведение референдума было заблокировано местными властями — и было заблокировано ровно по той причине, что у них не было большинства.

 

По всей видимости, гипотетический референдум 1917 года показал бы схожие результаты.

 

Большинство народов Российской империи в начале XX века воспринимали совместное «общежитие» как историческую судьбу. Они видели в единстве ряд преимуществ, в первую очередь — экономическое сотрудничество, военную безопасность и бесконфликтное соседство, которые гарантировались центральной властью.

Однако местные элиты при определённых обстоятельствах готовы были пренебречь этими настроениями ради собственной выгоды. И у них были все шансы. Реальная практика постсоветского государственного строительства показывает, что руководство новых держав может удерживаться при власти даже при отрицательных рейтингах народной поддержки.

 

Одно из исследований СОНАРА по союзной социологии показывает, что большинство населения Украины вплоть до событий 2014 года сохраняло позитивное отношение к идее создания Союза с Россией и Беларусью. Перебить эти настроения государственная пропаганда не могла на протяжении десятилетий. Вот только сейчас, в условиях войны в Донбассе, она справилась с данной задачей.

 

Таким образом, ключевой вопрос 1917 года (как и XXI века) заключался в том, сможет ли большинство напрямую отстаивать свои союзные и социальные интересы, или же организованное элитное меньшинство отодвинет его от принятия решений. В конечном счёте это вопрос о власти и народовластии.

 

Победа элит, обладающих значительным опытом в манипуляции общественным сознанием, была наиболее предсказуемым исходом. Огромную роль в «параде суверенитетов» 1991 года сыграла внешняя поддержка — точно так же, как и в годы Гражданской войны.

 

 

 

 

Парад в честь прибытия финских егерей из Германии, февраль 1918 г. Помощь Германии позволила Сенату Финляндии подавить социалистическую революцию, хотя вначале красные обладали значительным перевесом в силах и контролировали крупные города страны.  

 

Параллельные структуры

 

История после Февральской революции логично шла к дальнейшей фрагментации империи. Региональные элиты в ходе конфликтов или полюбовно поделили бы территорию. Причём у руля новых независимых держав стали бы царские чиновники.

В этом смысле Маннергейма, Скоропадского и Врангеля (все трое были генералами кавалерии) легко представить в Беловежской пуще на месте Ельцина, Кравчука и Шушкевича (все трое были высокопоставленными партийными деятелями).

 

Напомним, что ни Османская, ни Австро-Венгерская империи в сходных обстоятельствах не пережили Первую мировую войну. Первая ужалась до этнической Турции, а вторая не смогла удержать даже немецкое ядро — современная Австрия представляет собой фактически столицу с пригородами.

 

Лишь одна сила выступала за то, чтобы сохранить Россию. Сразу же после Февральской революции возникла параллельная структура власти — Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

 

Депутаты Советов — люди простые, не искушенные в политике, а часто просто даже неграмотные — не понимали, что им делить. Их личной выгоды в развале страны не было. Они вместе прошли через окопы Первой мировой. У них были общие политические и социальные требования: окончить войну, разделить землю, обеспечить нормальные условия жизни. Если региональные элиты империи объективно были друг другу конкурентами, то региональные Советы, наоборот, были друг другу союзниками.

Комментарии   

Untermensch
0 #1 Untermensch 08.11.2017 18:10
Цитата:
Вот только сейчас, в условиях войны в Донбассе, она справилась с данной задачей.
Чушь! Для того, чтобы понять, что произошло на Украине, надо внимательно изучить "доекатерининск ие времена". "Гуляй поле".. Между делом! Вопреки расхожему мнению, в зону АТО, истинные бандеровцы своих не посылают. Детей и женщин на Донбассе убивают выходцы из центральной Украины. Эти гниды оказались хуже галичан.
Кстати! Маннергейм, вопреки визгам коммуняк, был против отделения Финляндии от России. Так называемые "белофины" на самом деле были - антисепаратиста ми. Не зря Сталин приказал Маннергейма после ВОВ не трогать. Подобное можно сказать и про Пилсудского. Пожэтому сказки коммуняк про то, что деление Империи на республики было вынужденным шагом лживы. На самом деле это был изуверский план жыдов Бронштейнов и пр. нечисти в ЦК большевиков.
Герасим
0 #2 Герасим 09.11.2017 16:09
ТО Untermensch. Поржал от души - вы батенька шутник еще тот. Можно ссылочку на пруфы того, что Маннергейм и Пилсуций были против отделения от России? ;-)